Знакомство толстушек Модиин-Илит

Для моих гостей отводится суббота, и это правильно, можно собраться попозже, после школы, и не расходиться допоздна. Танькина малышня приходит в воскресенье пораньше, к обеду, зато расходится уже часам к шести-семи, и можно начинать уборку. Придуманная мамой традиция прижилась и продержалась лет пять, с моих одиннадцати до шестнадцати, дальше начался зловредный возраст.

Обычно готовка затевается ещё накануне, в пятницу, а субботним утром разворачивается во всю ширь. Ведь кроме нескольких одноклассников придут ещё друзья «домашние», то есть дети родни и родительских друзей: Маринка Штейнберг, Маринка Раппопорт, Петров Алёшка, Борька и Маринка Левины, Павлик тёти-Аллин, Ленка Беленькая… Ну все, у кого мы тоже всегда бываем на днях рождения, а с ними придут их родители, и надо приготовить приличный стол.

Без холодца, допустим, можно и обойтись хотя лучше всё-таки с холодцом, взрослые любят , но рубленую селёдку обязательно, и оливье, никакой туда варёной колбасы, конечно, лучше с крабами или просто «без всего». И сырный салат с чесноком, и мой любимый паштет, он называется «печёночный», но в основе там ливерная колбаса. Ну и всякое покупное, икра, ветчина — всё, что удаётся раздобыть главному снабженцу, деду то есть.

К студню натирается хрен со свёклой, дети не оценят, это для взрослых; масло надо нарезать кубиками и вынуть из холодильника немного заранее, чтоб мазалось. И вино, ну конечно, вино, а детям — лимонад и томатный сок. То мама, то бабушка бежит к телефону консультироваться с несравненной кулинаркой Бабасей. Бабушка под её диктовку печёт лэкех, медовую коврижку с орехами, — ух ты, целую пузатую баночку мёда в тесто вылила!

Лэкех будет круглый, с дыркой посерёдке, как огромный бублик, потому что печётся в «чуде», такой специальной кольцеобразной кастрюле. Но ещё нужен свежий торт «Подарочный» из кондитерской в Столешниковом: бисквит с кремом, сверху толстый слой колотых орехов и много сахарной пудры. А если повезёт, то будут и пирожные в складных картонных коробках, каждое в своём отделении! Меня от участия в готовке освобождают, ну разве что пошлют за хлебом.

💝ИЗРАИЛЬ💝МУЖ ИНОСТРАНЕЦ ❤️ ИСТОРИЯ ЗНАКОМСТВА

У меня особое и очень ответственное поручение: я массовик-затейник, развлекаю малышню. План составляется заранее: загадки, конкурсы с призами и, конечно, гвоздь программы — кино! Кино — удовольствие недешёвое, и мне выдают деньги на покупку новых диафильмов, не показывать же детям прошлогодние. Диафильмы продаются в киоске на углу Столешникова вместе с газетами и журналами и стоят тридцать или даже тридцать пять копеек штука.

Каждый вложен в круглую жестяную коробочку, снаружи коробочка оклеена голубой, розовой или жёлтой бумажкой, на бумажке типографским способом напечатаны название например, «Три весёлых краски, сказка» , автор, художник и цена. Их дают в руки, можно даже вынуть тугой рулончик плёнки, чуть-чуть отмотать и посмотреть на свет. Под каждым кадриком-картинкой напечатан текст, и я норовлю размотать и досмотреть плёнку до конца.

Arzi by local ru - Issuu

Каждый диафильм — это новая, ещё не читанная книжка, и пусть она для маленьких, всё равно интересно. Иногда удаётся прочитать таким образом четыре или пять плёночных «книжек». Дома бы за такое влетело, ведь шрифт ужасно мелкий, я что, хочу совсем погубить свои несчастные глаза?

Но я никак не могу удержаться. Наконец выбираю три коробочки и, довольная, бегу домой. С утра в воскресенье с дедовой помощью поперёк их с бабушкой комнаты натягивается леска — примерно на высоте Танькиной головы. К леске на длинных нитках привязывается заранее отобранная резиновая и пластмассовая мелочь: пупсики, значки, погремушки для смеха. Мама всегда просит набрать побольше ерунды из собственных запасов, и так на эти празднества денег не напасёшься. Нужен ещё платок для завязывания глаз и большие ножницы.

По очереди завязываю малявкам глаза и, слегка раскрутив, подталкиваю в нужном направлении, пока вся компания не заорёт в восторге: «Режь! Далее следуют какие-нибудь загадки, фанты или небольшой смотр художественной самодеятельности, потом кормёжка, и вот гости уже ёрзают от нетерпения:. А скоро? Кино приберегается на самый конец программы, чтобы взрослые могли спокойно посидеть за столом. На стенку вешается экран: он остался у нас со времён папиного увлечения киносъёмкой.

Где теперь те ролики, что он снимал своей новенькой «Пентакой»?

Мы в соц.сетях

Где кинофильм под названием «День моей дочки»? Народец рассаживается кто на чём, я лихо заправляю краешек плёнки в катушку диапроектора, выключаю свет — и приступаю к волшебству. Это совсем просто: крутишь колёсико до очередной ярко подсвеченной картинки, вслух читаешь текст — три-четыре строчки прозы или стихов — и, подождав чуть-чуть, чтобы все налюбовались, крутишь дальше.

В луче проектора клубятся пылинки, мелюзга с разинутыми ртами, как говорят папины друзья-музыканты, «сидит и кочумает» и только просит: ещё, ещё! На следующий день меня ждёт новая приятность. Почти все мамы Танькиных гостей считают своим долгом позвонить нашей маме и поблагодарить за доставленное ребёнку удовольствие. Хорошая была традиция, кстати, ещё с давних учтивых времён — жаль, что она сошла на нет.

Мама мне эти комплименты пересказывает в подробностях, ей тоже приятно, а я, что греха таить, купаюсь в похвалах и чувствую себя немножко… звездой экрана. А я бы, пожалуй, и сейчас покрутила с Майкой диапроектор. Уверена, ей бы понравилось — где их только теперь искать? Нет, я понимаю, диафильмы — это не мультики и уж тем более не Кидзания, куда теперь на дни рождения приглашают. Но не спеша поворачивать ручку в предвкушении следующей картинки и продолжения истории — согласитесь, ни с чем не сравнимое удовольствие.

Клянусь жизнью! Я первая поклялась! И, хохоча, обнимает бабушку. А та качает головой: снова оплошала. Поперёк маминой клятвы она, конечно, не пойдёт: вдруг мама тогда… ну, сами понимаете.

Виртуальный секс фото

Но в следующий раз бабуля уж не расслабится и непременно поклянётся первой. Такая у них игра — или не совсем игра.

Две взрослые женщины, обожают друг друга и хотят поберечь, но нет чтобы просто сказать: «Чур, я! Мне уже лет тринадцать, и я таких вещей не одобряю. Не верю, конечно, в эти глупости, и всё же как-то не по себе. Никакие няни-домработницы с нами уже не живут: Тамарочка окончила торговый техникум, вышла замуж и уехала в Клин.

И я честно предлагаю помыть посуду, но на меня машут руками: тебя с твоим диатезом только не хватало, иди займись делом. Делом — значит, уроками или, того хуже, музыкой.

Category: дети

А посуду мыть, говорит бабушка, теперь одно удовольствие, ведь на кухню провели наконец горячую воду, ну то есть она нагревается, если включить газовую колонку в ванной. А горячая вода — и прямо здесь, в доме, — это же счастье, говорит бабушка. Вот интересно это мне взрослой сейчас интересно : она всегда так умела или научилась, претерпев — с её-то невозможной чистоплотностью — две войны, тифозные теплушки, эвакуацию, госпиталь?

То, что другие принимают как должное, бабушка принимала как драгоценный дар судьбы и не забывала ему порадоваться. И нам с Танькой хотя бы отчасти сумела передать это незамысловатое ноу-хау под названием благодарность.


  • знакомство Ришон-ле-Цион женщины!
  • Лод девушка ищет спонсора.
  • мужчина познакомится с мужчиной Гиватаим!
  • Горячие разделы?

Но я отвлеклась…. Никакой религии у нас в доме не водилось. Бог жил в языке: «слава богу», «боже упаси», ещё он «любил троицу» — в общем, был, как ему и подобало, словом. Православный поп назывался «толоконный лоб»; к тому же дедушка, если нам на улице встречался священник, обходил его стороной, объясняя мне, что в длинных неопрятных мужских волосах могут водиться вши он из-за этого и хиппи потом не одобрял. О существовании иудейского вероисповедания я узнала в десять лет из книги Бруштейн: там Сашеньке в первый день учёбы противная «госпожа начальница» объясняет, что «евреи — иудейского вероисповедания».

Про евреев мне впервые растолковали немногим раньше, когда я, лет восьми, заливаясь хохотом, зачитывала всем домашним из «Кондуита и Швамбрании»: «Мама, а наша кошка тоже еврей? Ещё одно смешное слово: русые, но облысевшие? Дали книжки Шолом-Алейхема: «Мальчик Мотл» и рассказы для детей. Интересные, но грустные. Да, так вот, религии не было, а суеверия были. Зеркало разбить — плохая примета, а чашку — ничего: немножко накричат, а потом скажут: к счастью.

Нельзя переступать через лежащего ребёнка: не вырастет! Мама боялась дурных снов под пятницу и что в окно вдруг влетит птица — это к смерти.

Про птицу, может, и правда: моим уже взрослым и «детным» дачным летом к нам с Танькой на закрытую с боков веранду залетела ласточка, пометалась от стены к стене и умчалась. Через несколько дней умерла бабушка. Господи, о чём ни начну — всё на бабушку сбиваюсь. Самое въедливое, самое неотвязное суеверие было — «тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить». Не успеешь сказать что-нибудь вроде «я совершенно здорова», как всё семейство хором: «Сплюнь!

Боже упаси! И голова сама поворачивается влево с ритуальным «т-т-т», а кто-то стучит по дереву или скрещивает пальцы. А уж если человек говорит: «Клянусь жизнью» — хоть и в шутку вроде бы… А бабушка, никуда от неё не денешься, она ведь и «клянусь честью! А самое гневное, самое ругательное слово у неё было — «отвратительно». Самый лучший Новый год. Это было тридцать первого декабря в год моего двенадцатилетия. Папа сказал, что не успел купить нам с Танькой подарки и сейчас мы с ним пойдём и сами выберем, что хотим.

Сперва мы отправились в «Детский мир» это недалеко, пешком минут пятнадцать , и там шестилетняя Танька выбрала себе пароход — огромный пластмассовый белоснежный, с красными мачтами и якорьками, очень красивый и совершенно бесполезный, у мамы такой ни за что бы не выпросить. Она его собиралась запустить летом в море, когда мы все поедем на гастроли с папиным оркестром… Я подозревала, что пароход ни в один чемодан не влезет и, скорее всего, останется дома, но зачем портить ребёнку праздник? Тем более мы шагали уже назад по Кузнецкому мосту, прямо к магазину подписных изданий.